Москва
+7 495 787-29-92
онлайн-калькулятор

Заместительная терапия: пациент скорее жив?

/ Публикации / Пресс-центр

Курс на импортозамещение, взятый нашим правительством в 2014 г., вселял в участников российского ИТ-рынка неподдельный оптимизм: большинство игроков ожидали бурного развития ИТ-продуктов как в сфере производства оборудования, так и в написании программного обеспечения. Стартовала масса новых проектов. Стратегии развития существующих были изменены так, чтобы максимально использовать импортозамещающий эффект. Сейчас, по прошествии трех лет, можно констатировать: не то что взрывного роста, но даже существенного увеличения доли российского оборудования и ПО на отечественном ИТ-рынке не наблюдается.

Импортозамещение – это не просто замена одних продуктов другими, а трудоемкий процесс, требующий наличия базы и финансирования. В условиях высококонкурентного рынка варианты разработки ИТ-продукта с нуля обречены: пока российский (да и любой другой) производитель создаст замену востребованному ИТ-продукту с западной пропиской, зарубежный вендор успеет разработать и предложить рынку нечто новое, с более широким функционалом. Оказаться же в роли догоняющих, как это было в эпоху СССР с микроэлектроникой, нашим компаниям не очень хочется.

Разработка предполагает инвестиции и точный план их возврата, причем в максимально краткосрочной перспективе, как того требует динамика развития технологий. Поэтому для большинства компаний утверждение о невозможности наверстать технологическое отставание при сохранении нынешнего положения вещей становится аксиомой. Но нет худа без добра: если нет возможности начинать с нуля, можно создавать продукты – как «железо», так и софт – в партнерстве с мировыми вендорами.

Сотрудничество по ОЕМ-модели (original equipment manufacturer), при которой одна компания что-то производит, а другая может это «что-то» продавать под своей торговой маркой, – первый и самый легкий шаг в реализации концепции импортозамещения.

Оптимистичный пессимизм

Многие зарубежные компании в 2014–2015 гг. стали расширять свой OEM-бизнес, а те, у которых его не существовало, – создавать. Компания SAP выразила готовность совместно с российскими партнерами разрабатывать ИТ-продукты, которые будут конкурентоспособны на мировом рынке, и допускает возможность предоставления собственных каналов продаж. IBM предложила ОЕМ-лицензирование, подразумевающее, что у партнера есть возможность приобретать программное обеспечение и продавать его заказчикам в составе собственного решения. Это далеко не единичные случаи.

Есть примеры в сфере производства оборудования. Правда, здесь OEM-бизнес (или «отверточная сборка») менее перспективен. Его поддержка со стороны государства нужна только в рамках развития отечественного производства с постепенной заменой импортных деталей российскими. С этим пока есть проблемы. Взять хотя бы отечественный процессор Baikal.

Разработан он в России fabless-компанией «Байкал Электроникс» на базе платформы британской Imagination Technologies, а выпускается на мощностях тайваньской компании TSMC. И до тех пор, пока не будет разработана программа поддержки и защиты производства компонентной базы на территории России, это направление будет развиваться очень медленно. Это подтверждается и статистикой: по данным IDC, доля поставок отечественных решений в штучном выражении

в IV квартале 2016 г. Сохранилась на уровне 33%, как и в аналогичном периоде предыдущего года, что подтверждает отсутствие развития отечественного продукта.

На рынке программного обеспечения с импортозамещением ситуация более оптимистичная: есть элементная база, огромный ресурсный потенциал, опыт и команды разработчиков. Только взрывного роста нет. По ряду причин. Конечно, в России очень сильные программисты, но при этом хромает выпуск документации, инструкций, поддержка пользователей и их обучение. А ведь это важные составляющие продукта.

Кроме того, пользователь у нас достаточно инертный. Его вполне устраивает продукт, которым он пользуется, и соответственно необходимо нечто более существенное, чем российский логотип на разработках, чтобы сподвигнуть его перейти на новое решение. В этом вопросе государство играет, конечно, не последнюю роль: чего стоят хотя бы рекомендации госучреждениям и компаниям с государственным участием использовать российское ПО, если оно отвечает требованиям организации. Но с этого места и начинаются возражения: заказчик уверяет, что именно функционал отечественных разработок и отстает, хотя зачастую недостающие функции не востребованы и не будут востребованы в будущем. Но сам факт их наличия заказчику кажется архиважным.

В этом случае вариант внедрения и интеграции нескольких ИТ-продуктов вместо одного даже рассматриваться не будет. Равно как и частичное импортозамещение. Заказчик будет пытаться найти прямой аналог зарубежному продукту. В результате задача внедрить что-то отечественное будет отложена на неопределенный срок.

Своя рубашка

Впрочем, отечественные разработчики пессимизмом не страдают и активно используют тренд в развитии бизнеса. Компания «1С» кроме пользовательских лицензий и лицензий на NFR-продукты для партнеров стала выпускать специальные лицензии для разработчиков. Они позволяют ИT-специалистам предприятий ознакомиться с платформой вендора, изучить его типовые прикладные решения и вести разработку собственного софта.

Путем создания инструмента для разработчиков ПО пошла и компания АСКОН. Предложенное ею решение C3D Toolkit включает несколько базовых компонентов, отвечающих за построение геометрической модели и управление ею, расчеты и конвертацию данных, и может использоваться для создания систем автоматизированного проектирования.

Российский разработчик BI-решений «Прогноз» передал расширенную лицензию на свое программное обеспечение, включая платформу Prognoz Platform. Специально созданная в структуре холдинга ITG компания «Форсайт» теперь может сублицензировать, дорабатывать и сопровождать российское ПО.

Некоторые компании, например, «НОРБИТ» (входит в группу ЛАНИТ), предпочитают создавать программные продукты самостоятельно, на базе собственных разработок. В Едином реестре отечественного ПО зарегистрировано немало решений отечественного вендора: автоматизированные информационные системы «Государственные и муниципальные закупки» и «Портал поставщиков», система NORBIT Business Trade, которая, к слову, может интегрироваться с ERP-системами ведущих мировых производителей, а также «Система для выстраивания бизнес-процессов и коммуникаций с клиентом».

Сложности выбора

Для успешной реализации концепции импортозамещения заказчикам необходим комплексный подход. Сначала надо декомпозировать подсистемы существующей ИТ-инфраструктуры до функциональных требований к ней и оценить их важность в ключевой деятельности организации. Суть в том, что именно основная деятельность нуждается в наибольшей поддержке и обеспечении ее непрерывности со стороны информационных технологий. Фокусируя требования к ИТ на автоматизации ключевой деятельности компании, можно выработать критерии, на основе которых и будет выбран наиболее эффективный аналог среди продуктов отечественных производителей.

Кстати, такие требования, как «мы всегда так делали» или «нам так удобнее» (и любые их аналоги), необходимо исключить еще до того, как возникла мысль сформировать полный перечень ожиданий от функционала внедряемого решения.

Естественно, следует учитывать и ограничители, например, те же внешние факторы: информационное взаимодействие между организациями, отраслевые стандарты, требования законодательства или бюджет.

Журнал Connect (ноябрь, 2017)